?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry







 Rob Anybody (Роб Всякограб)

Еще в конце прошлого года я случайно купила в магазине эту книгу. Она ничего особенного не представляет, если вы уже знакомы с циклом о "Плоском мире" и хоть немного разбираетесь в разном фольклоре и в мифологии. Я бы действительно предпочла, чтобы в ней было поменьше отрывков из книг Прэтчетта и побольше его источников. А так на каждой третьей странице натыкаешься на довольно длинные куски из книг, которые призваны проиллюстрировать тот или иной фольклорный мотив Плоского мира. Например, мне было совершенно неинтересно в очередной раз читать про встречу Сундука с Василиском. Фольклоры нашего и Плоского миров представлены как отдельно существующие и лишь подчеркивается сходство и различие между ними. Но время от времени попадаются очень интересные и менее явные источники, которыми пользовался Прэтчетт при создании своего фольклора. Единственная польза от этой книги лично для меня заключалась именно в этих разнообразных источниках и цитатах.

 

И вот пример одного такого источника.

В заголовке этого поста процитирована строчка из одного, довольно известного стихотворения Уильяма Аллингама. Каждый, кто знаком с Нак Мак Фиглами Прэтчетта, при виде этой строчки сразу вспомнит о названии книги "The Wee Free Men" и о том, как Фигглы обычно называли себя. Если я правильно поняла, в русском переводе они называются "Вольные мальцы", или "Вольный народец". Прэтчетт твердо поддерживает позицию тех, кто считает разные волшебные народы, вроде феи, эльфов и т.п. недоброжелательными существами. Он приводит достаточное количество фольклорных мотивов, поверий и источников, иллюстрирующих подобное отношение к маленьким народцам. Часто с неодобрением поминает Шекспира, который литературно «исказил» фольклор и тем самым изменил общее отношение людей к феям и прочим фольклорным существам. Что интересно, он называет немало писателей, исследователей и специалистов 20 века, каким-то образом затрагивающих тему сказочных существ, но ни разу не упоминает имя Толкина.

Меня сейчас тянет подробно рассказать, кто такие Нак Мак Фиглы и откуда они произошли, но тогда я никогда не дойду до стихотворения, которое хочу процитировать. Поэтому, вкратце о фигглах.

 Нак Мак Фиглы  такой маленький народец, вымышленная раса на просторах Плоского мира. Сами себя они еще называют пиктсами (не путать с  известными всем пиксами!) и это слово намекает на связь фиглов с известными в нашем мире Пиктами. Ну а название Нак Мак Фигл безошибочно указывает на шотландские корни этого народца. Их язык является причудливым смешением английского, диалекта, на котором говорят в области города Глазго (т.н. Glaswegian или Glasgow patter) с элементами шотландского и ирландского (Фиглы имеют не только шотландские, но и ирландские корни). Лично для меня язык Фиглов является одним из самых больших испытаний и удовольствий в тех книгах Прэтчетта, в которых они появляются.

Фиглы живут кланами в древних курганах, носят килт, надевают шлемы, сделанные из кроличьих или беличьих черепов, ростом они всего в шесть дюймов (примерно 15 см). Если человеку и удается их разглядеть, он видит всего лишь молниеносное движение чего-то маленького, синего с рыжим. Это потому что Фиглы имеют рыжие волосы и бороды и настолько густо покрыты татуировками, что выглядят совершенно синими. Пример фигла можно увидеть на преведенных наверху иллюстрациях Кидби. Это не просто Нак Мак Фигл, а Rob Anybody (Роб Всякограб) - The Big Man of the Chalk clan, главарь клана Мела. Кому-то может показаться, что при таком росте эти маленькие создания совершенно неопасны и вообще, очень забавные. Но эта мысль является роковой ошибкой  каждого – Фиглы удивительно сильные, например, четыре Фигла с легкостью поднимают корову – по одному под каждое копыто и молниеносно угоняют ее. Если кому-то взбредет в голову раздавить Фигла ногой, он рискует остаться без ноги. Больше всего на свете Фиглы любят беспробудно пить, грабить и воровать. Но еще больше они любят драться. При себе всегда имеют меч, но предпочитают драться ногами и кулаками. Если перед ними нет врага, на которого можно напасть (врагом они могут считать все и каждого, даже дерево или стену), они дерутся между собой. Если случается так, что Фигл каким-то образом остается в одиночестве, без своих собратьев, он дерется с собой и, чтобы не скучать, дает себе кулаком по челюсти. Если перед собой видишь хотя бы одного Фигла, есть один-единственный образ действия – бежать от него со всех ног. Правда, это вряд ли поможет, т.к. Фиглы неестественно быстрые и обычно невозможно даже уследить за их движением. О них можно судить по следующим слухам: говорят, что когда-то Фиглы были подданными Королевы Фей (которая на Плоском мире злобная ведьма и ее эльфы и фей тоже злобные и надменные чудовища), но были изгнаны из ее королевства за беспробудное пьянство и совершенное отсутствие дисциплины. Сами фиглы утверждают, что они сам ушли от королевы из-за того, что даже их достала ее злобность – они всегда рады ограбить богатого, но их своеобразная честь никогда не позволит им ограбить бедняка, а Королева Фей грабит всех без разбору. Кстати, фиглы, в качестве сказочного народца, способны путешествовать по разным мирам. Они считают, что они мертвы и ведут в Плоском мире загробную жизнь в неком подобии Валгаллы, где получают право, есть, пить, воровать и драться, сколько влезет. Когда фигл умирает, остальные фиглы печалятся лишь о том, что он так мало побыл вместе с ними, прежде чем вернуться в Земли Живых. Их боевой и грабительский характер еще хорошо показывает народноне поверье, что если оставить ночью шестипенсовую монету и неподкованную лошадь неподалеку от кургана фиглов, на следующий день вы не найдете ни денег, ни лошади. Или поверье, что если оставить фиглам молоко в блюдечке (наподобие домовых и разных там пикси), то надо быть готовым к тому, что они ворвутся в дом и выпьют все запасы спиртного. Из людей они побаиваются и уважают только ведьм, которых они называют hag (в русском переводе карга), а особо важную и сильную ведьму называют Hag ohags великуча карга. Еще они до смерти боятся судей, из животных и прочих существ – никого. Если они решают, что кто-то достоин их охраны (обычно, это местная ведьма), они будут следовать за ней повсюду и охранять абсолютно от всего.

После всего сказанного (сказано было далеко не все, например, не упомянут способ их размножения) смело заявляю, что они бесподобны и практически лучшие из всех существ Прэтчетта! Хотя он сам постоянно утверждает, что фиглов надо опасаться больше огня (вообще он прав, конечно).

Весь обзор фигглов служит иллюстрацией одного стихотворения. Помимо пиктов и разных фольклорных существ источником появления на свет этого народца и их имени послужило стихотворение ирландского поэта Уильяма Аллингама (1828-1889) " The Fairies". Аллингам никогда не пользовался особой известностью и популярностью, но является автором и редактором нескольких книг, поэтических сборников, одним из редакторов знаменитого журнала с литературным уклоном Fraser's Magazine. Одним из его ближайших друзей являлся Данте Габриэль Россетти, который иллюстрировал один из поэтических сборников Аллингама. Женой Аллингама была художница Хелен Аллингам (урожденная Петерсон). Самым известным произведением Аллингама является его стихотворение "The Faeries", которое и послужило одним из источников вдохновения для создания Нак Мак Фиглов и их наименования в качестве Wee Free Men. К сожалению, не нашла никаких профессиональных переводов стихотворения, если кому-то трудно оценить его в оригинале. 


William Allingham (
1828-1889)
The Fairies

Up the airy mountain
     Down the rushy glen,
We daren't go a-hunting,
     For fear of little men;
Wee folk, good folk,
     Trooping all together;
Green jacket, red cap,
     And white owl's feather.
Down along the rocky shore
     Some make their home,
They live on crispy pancakes
     Of yellow tide-foam;
Some in the reeds
     Of the black mountain-lake,
With frogs for their watch-dogs,
     All night awake.

 High on the hill-top
     The old King sits;
He is now so old and gray
     He's nigh lost his wits.
With a bridge of white mist
     Columbkill he crosses,
On his stately journeys
     From Slieveleague to Rosses;
Or going up with music,
     On cold starry nights,
To sup with the Queen,
     Of the gay Northern Lights.

They stole little Bridget
     For seven years long;
When she came down again
     Her friends were all gone.
They took her lightly back
     Between the night and morrow;
They thought she was fast asleep,
     But she was dead with sorrow.
They have kept her ever since
     Deep within the lake,
On a bed of flag leaves,
     Watching till she wake.

By the craggy hill-side,
     Through the mosses bare,
They have planted thorn trees
     For pleasure here and there.
Is any man so daring
     As dig them up in spite?
He shall find the thornies set
     In his bed at night.

Up the airy mountain
     Down the rushy glen,
We daren't go a-hunting,
     For fear of little men;
Wee folk, good folk,
     Trooping all together;
Green jacket, red cap,
     And white owl's feather.

 


Comments

( 7 sententiae — sententiam dic! )
chumanew
May. 30th, 2011 07:08 pm (UTC)
Роб Всякограб просто изумительный, жутко грозный и злобный, это он для нас такой, хорошо бы еще нарисовать наивно-лукавого Роба, каким он был для Тиффани.

Стихотворение поняла с трудом, но да, это они!
lika_k
May. 31st, 2011 07:26 pm (UTC)
34.46 КБ

99.67 КБ

116.13 КБ
chumanew
Jun. 1st, 2011 09:44 pm (UTC)
Спасибо! Вот все-таки есть одно улыбающееся лицо. Это не Вулли Валенок?

Перевод последнего романа о Тиффани действительно сделан, я его скачала и как раз закончила читать. Мне не понравилось, как сделан перевод, по всей видимости, переводил фанат, я молчу о красоте языка, самое неприятное, что перевод достаточно безграмотный, такая путаница в падежах и временах! О содержании некоторых фраз буквально приходилось догадываться. Чего стоит один перевод названия - "Я одену черное". Во-первых, уж если "я", то "надену". Во-вторых, пропадает очарование, я бы перевела название "Я надену платье цвета полуночи", хотя это тоже неправильно, но полночь обязательно должна присутствовать. Это же Прэтчетт! Как можно упускать такие важные детали? А почему Вы решили, что Роланд оказался подлецом? Он просто ненадолго попал под чужое влияние, причем в то время, когда призрак Лукавца (не знаю, как правильно у Прэтчетта, в переводе Лукавец) посеял в умах людей ненависть к ведьмам. Потом же он все понял, причем понял сам, до того, как влияние Лукавца прекратилось. Он в общем-то молодец, и голова на плечах имеется. Фигглы, конечно, главное украшение всей книги. Практически главный герой.

И еще, я нашла и скачала очень неприличную вещь - девчонка поет песню про ежика под гитару, собственный вариант. Могу дать ссылку, если Вы еще сами не нашли раньше.
lika_k
Jun. 2nd, 2011 02:10 pm (UTC)
Не знаю, может быть.

Я бы оставила "Я буду носить полночь". Фиглы всегда хороши, по-другому не бывает.

Нет, спасибо, мне совершенно не интересно, кто что сочиняет, недомолвок Прэтчетта мне вполне хватает.
chumanew
Jun. 2nd, 2011 05:20 pm (UTC)
Вулли у них самый добродушный, насколько это возможно для Фиггла.

Я сейчас тоже ношу полночь, купила обалденное платье, черное с тускло-лиловыми хризантемами, каждый лепесток обведен тонкой серебряной линией. Чем не полночь? Но вообще-то "буду носить" действительно правильно, а я зациклилась на "надену".

А все варианты песни про ежика, что я читала, были просто тупо непристойными, в каждой строчке "трахнуть", а в некоторых и по два раза повторяется, но девочка очень изящно обошла в своем варианте это слово, содержание осталось конечно неприличным, но все выражено весьма элегантно. Мне понравилось исполнение, как она гордится плодом своего труда и при этом стесняется содержания, очень выразительно и мило все это выглядит.
Там еще нашелся любительский фильм по повести "Море и рыбки", все снято на энтузиазме, ребята сами играют и несколько человек родителей для эпизодов тоже привлекли, но мне не понравились ведьмы, не ощущается разницы в характерах нянюшки Ягг и матушки Ветровоск, а они должны быть очень разными.
lika_k
Jun. 3rd, 2011 12:25 pm (UTC)
Зачем читать и слушать чужие фантазии? Не знаю, я даже не искала, только читала когда-то на официальном сайте Прэтчетта, что люди сочиняют все это.
Любительские фильмы тоже не вызывают интереса, с таким же успехом можно самой представлять книгу. Уж лучше я в свободное время еще что-нибудь из Миядзаки посмотрю или что-то интересное почитаю. Или хотя бы разбирать первоисточники Прэтчетта.
chumanew
Jun. 3rd, 2011 06:39 pm (UTC)
Ну, мне было любопытно, как у них получается. На каком уровне. Уровень гораздо ниже среднего, но увлеченность достойна похвалы. А девочка с гитарой на самом деле прелесть.

Разбирать первоисточники у меня кишка тонка, а вот насчет почитать что-то - в последнее время только этим и занимаюсь. Даже меньше музыки стала слушать. Ничего, пусть будет разнообразие, потом все вернется на свои места.
( 7 sententiae — sententiam dic! )

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Page Summary

Powered by LiveJournal.com