?

Log in

Previous Entry | Next Entry

(c)
Сходила в субботу вечером на "Маленького Эйольфа" Ибсена в Almeida Theatre. Ух ты, даже с учётом того, насколько понравилась пьеса в текстовом виде, не ожидала, что она произведёт настолько большое впечатление на сцене. Тем более, что я к этому времени так и не успела отойти от барбикановского Шекспира. Даже больше, в театре обратила внимание на ранее не замеченные детали текста. Вообще, стало ещё более очевидно, насколько важную роль играет в этой компактной пьесе абсолютно каждое слово.

Постановка очень подходит Ибсену: минимум предметов и декораций, из которых меняется лишь мизансцена с неизменным горным фоном - меняется время суток; рассвет, которым начинается действие, рассвет, который символизирует переворот, произошедший в Альфреде, в конце пьесы сменяется усыпанной звёздами ночью, символизирующей всевозможные аспекты человеческой души и при этом в буквальном смысле иллюстрирующей финальные слова пьесы "Upwards—towards the peaks. Towards the stars. And towards the great silence". В конце первого акта, при известии о гибели Эйольфа, бурлящая вода затапливает горный вид и отображает одновременно и эмоции Риты, и предстоящий выплеск всего накопленного в душе у каждого из героев пьесы. И дальше, в конце второго акта над горным видом проступает лицо маленького Эйольфа с широко открытыми глазами. Ничего, кроме этого фона на сцене не меняется, что и понятно, ведь и сюжета, как такового нет, почти все действие происходит внутри героев, внешнее окружение не играет роли и ничем не отличается от начала переворота.

Каст очень хороший, хотя почти все показались слишком молодыми для своих ролей, но это особой роли не играет. Больше всего понравилась Рита в исполнении Лидии Леонард, совершенно прекрасный образ получился, почти не совпадающий с моим первоначальным текстовым представлением о персонаже. Центр пьесы - это несомненно Альфред, но в постановке сценическое внимание Рита полностью перетянула на себя, Альфред попросту не дотягивает до её уровня. Но это странным образом дополняет смысловую значимость Альфреда, ещё больше подчёркивает её.
И ещё, не совсем в тему, но когда Аста (Ева Понсонби) впервые появилась на сцене, я поняла, что воочию увидела живое воплощение Мэри Джерард из "Печального Кипариса" - так и представился застывший перед ней Роди)
Немного смутил эпизод с Крысоловкой - в пьесе эта сцена вызывает ужас у читателя не меньше, чем у Эйольфа. Вроде бы всему есть логическое объяснение, пусть и слишком явно напоминающее о Гамельнском Крысолове, но при этом ощущение потусторонности не оставляет, и сама Крысоловка, и её собака вызывают ужас вперемежку с омерзением. И поэтому невозможно не связывать судьбу Эйольфа с Крысоловкой. В постановке вся сцена поставлена в абсолютно комическом виде, собака милейшая, Крысоловка смешная - поэтому ужас Эйольфа трудно понять. Да и многозначительное прощание Крысоловки с Ритой теряется - а в пьесе этот момент, по аналогии с Гамельнским Крысоловом, сразу же наводит на догадку, что случится с Эйольфом.
В целом, я в полном восторге и от пьесы, и от постановки.
Дальнейшее не о постановке, а просто о пьесе, хотя именно постановка помогла все-таки придать хоть какую-то форму неясным мыслям.

Смысл пьесы мне кажется очень экзистенциалистским, хотя трактовать её можно по-разному (например, отличное предисловие переводчика Уильяма Арчера к переводу пьесы (можно найти в Гутенберге) или статья Ричарда Айра в программке постановки Театра Альмейда). И конечно же в ней ещё отчётливо прослеживаются традиционные для Ибсена общественные и моральные вопросы. Но все это детали, из которых создаётся общая картина о смысле жизни и о человеке как таковом. Человек живёт, а потом умирает - даже не человек, а ребёнок, не успевший сделать в этой жизни ничего хорошего и плохого. Все, что нам известно о нем, это то, что он был послушным сыном, добрым и безобидным мальчиком, хотел подняться в горы вместе с отцом, научиться плавать и стать солдатом (все это в его случае недостижимые мечты в силу его физической ущербности). А потом он умирает и его рациональный отец в отчаянии спрашивает, в чем был смысл его смерти, должен же быть хоть какой-то смысл. Он умирает и его родители вдруг понимают, что и они сами знали о своём сыне лишь то, что знает читатель/зритель. Они и друг о друге, оказывается, ничего не знали. Сам отец маленького Эйольфа, Альфред, на 30 лет старше сына, всю жизнь воображал, что он что-то делает, а потом вдруг обнаружил, что ничего он и не делал. Даже хуже, в конце пьесы пустота всех его занятий, слов, убеждений, принципов, чувств и веры открывается с такой страшной силой, будто он, и мы вместе с ним, заглядываем в самую настоящую бездну. Он, и вместе с ним просто человек, оказывается в совершенной пустоте, в такой всепоглашающей, что хочется бежать прочь, в созданное своими руками одиночество, в одиночество, которое заполнено смыслом . Человек, оказывается, не имеет ничего, разве что вечного Молчаливого Спутника - смерть. На протяжении всех трёх действий мы, и вместе с нами Альфред, только и видим, как к нему, словно многочисленными бумерангами, возвращаются каждое сказанное Альфредом слово, каждый сделанный им поступок, все его разваливающиеся принципы и убеждения. Слой за слоем обнажается единственная возможная правда - пустота и самообман. Альфред в полном одиночестве забирался на вершины гор в поисках себя, и вот теперь он обнаружил, что человек всегда стоит в полном одиночестве на вершине горы, на краю бездны, и застраивает доступное ему пространство воображаемым миром, потому что ничего больше ему не остаётся. Эту неожиданно разверзшуюся чёрную бездну истины надо заполнить, потому что невозможно глядеть в неё больше одного мгновения. Надо создать хоть какую-то иллюзию, хотя бы вспомнить, что всю жизнь разглагольствуя об Ответственности, сам ты все это время не был способен быть ответственным даже в самых малых и очевидных вещах.
Мне финал пьесы кажется страшным и безнадежным в этой последней отчаянной надежде обрести почву под ногами. В ходе пьесы горе потерявших единственного ребёнка родителей превращается в отчаяние растерявших все жизненные ориентиры и устои людей как таковых, и эти люди, столкнувшиеся с пустотой бытья, лишенные всех иллюзий, находят новую иллюзию, способную помочь им выжить, потому что они, дети земли, даже в страшном горе не могут просто взять и отказаться от жизни. А жизнь можно выдержать с помощью череды иллюзий. Не случайно их новый смысл жизни наполнен и искуплением, и общественной пользой, и моральностью - так можно поверить в его важность.
И не случайно заключительные слова "Upwards—towards the peaks. Towards the stars. And towards the great silence" напоминают о недостижимой, невозможно и неисполненной мечте маленького Эйольфа - подняться в горы вместе с отцом.

Comments

( 2 sententiae — sententiam dic! )
antongopko
Jan. 12th, 2016 08:41 am (UTC)
Спасибо! Как всё-таки интересно Вы пишете! Жаль, нечасто в последнее время. Впрочем, все сейчас так...
lika_k
Jan. 12th, 2016 10:01 am (UTC)
Спасибо! Лестно слышать это от Вас :)
Я больше появляюсь в дайри, чем в ЖЖ)
( 2 sententiae — sententiam dic! )

Latest Month

July 2017
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Page Summary

Powered by LiveJournal.com